Вадим Нестеренко: «Экономические реалии этого года позволили экспортно-ориентированным агрохозяйствам Украины с лихвой перекрыть потери 2019 года»

Глава наблюдательного совета крупнейшего агрохолдинга юго-востока Украины Ristone Holdings подвел финансовые итоги сезона.

По словам Вадима Нестеренко, экономические реалии этого года позволили экспортно-ориентированным агрохозяйствам Украины с лихвой перекрыть потери 2019 года, вызванные неблагоприятным валютным курсом и, как это не удивительно, хорошим урожаем. Сегодня впору инвестировать в развитие и готовиться к запуску рынка земли.

Вадим Григорьевич, поясните – чем экономическая ситуация нынешнего года для аграриев отличается от прошлогодней?

— Суть прошлогоднего маркетингового сезона в том, что курс доллара за год от весны к зиме опустился с 28 до 24 гривен. Кому-то может показаться, что удешевление валюты это очень хорошо, но для связанного с АПК бизнеса это совершенно не так.  Ведь агробизнес затратную часть несет весной, это значит по курсу 28, а урожай собирает и продает осенью, по курсу 24, рассчитываясь при этом за привлеченные весной финансовые ресурсы.

Да, в 2019 году был хороший урожай, но закупочные цены и курс – низкие. И мы, распродав этот урожай, тогда практически выручили столько, сколько только и хватило на закрытие весенних кредитов. Убытки наших агрохозяйств только на курсовой разнице составили около 200 миллионов гривен. И так называемый «жировой запас» холдинга на новую посевную оказался чрезвычайно низким. Эта прошлогодняя проблема была не только у нас, она затронула большинство аграриев по принципу: чем больше объем реализации, тем больше убытки.

В этом году ситуация поменялась кардинально. Мы весной закупились для посевной по курсу 24, а к моменту сбора и началу реализации урожая курс поднялся до 28. Урожай в этом году меньше, чем прошлогодний, по некоторым позициям – на 20 и даже на 30 процентов, но по валовым показателям он выше среднего и цена его сбалансирована. Поэтому за счет курсовой разницы мы существенно перекрыли убытки 2019 года.

Но все эксперты говорят о разрушительном влиянии на экономику пандемии коронавируса.

В конце 2019-го она только начиналась и существенного влияния на мировую экономику оказывать не успела. В этом году под знаком пандемии прошел целый год, и это заставило те страны, которые являются основным потребителем продукции украинского АПК, более активно пополнять запасы продовольствия, ведь никто точно не знает, что будет с covid-19 завтра. Это у нас в Украине вопросы госрезерва и продовольственной безопасности мало кого интересуют, а грамотные правительства продвинутых стран стараются действовать на шаг вперед. В результате эти «коронавирусные закупки» подняли мировые цены на продовольствие.  На пшеницу они выросли практически процентов на 50, а на подсолнечник и подсолнечное масло можно сказать — в два раза. Плюс удачное движение валютного курса — соответственно, доходы украинских аграриев в этом году существенно выше, чем планировались и ожидались.

Я не буду говорить сейчас о передовых агротехнологиях нашего РистонХолдинга, о хороших семенах, современной технике — это само собой разумеющееся, это дало нам возможность собрать неплохой урожай выше среднего уровня. И всё же в этом году, говоря о финансовых результатах, нужно делать акцент именно на удачном стечении обстоятельств – курс и закупочные цены.

И вы в целом довольны финансовыми результатами этого года? Можете назвать какие-то цифры?

— Сумма факторов, о которых я говорил выше, дала возможность Ристон Холдингу получить неплохую прибыль. Мы в этом году даже раньше оговоренного срока погасили все финансовые обязательства и перед поставщиками, и перед банками – это более ста миллионов гривен, которые мы брали под закупку товарно-материальных ресурсов к посевной. На сегодняшний день группа Ристон Холдинг так же договорилась и о досрочном погашении 60 миллионов гривен из существующего кредитного лимита в банке Агриколь. Пользуюсь случаем, хочу высказать слова благодарности банкам ПУМБ и Агриколь, которые продемонстрировали взвешенную и доброжелательную позицию, и с которыми мы успешно сотрудничаем по вопросам финансов.

В целом мы сокращаем к концу года кредитный портфель холдинга с 34 миллионов долларов до 20 миллионов. То есть имеет положительный баланс кредитных обязательств по отношению к объемам товарной продукции. Ведь товарные запасы наших агрохозяств по ценам и курсу сегодняшнего дня составляют порядка миллиарда гривен.

Вот поэтому нынешний год для Ристон Холдинга я называю хорошим в финансовом смысле.

— Сегодня многие украинские предприятия по объективным причинам поставили на стоп программы развития и инвестиций. А как с этим обстоят дела в Ристон Холдинге?

— На мой взгляд  наоборот,  сегодня впору инвестировать в развитие и готовиться к запуску рынка земли. У нас не было ни одного года из последних пятнадцати лет, когда холдинг бы не рос и не развивался. А финансовые результаты этого года дают нам возможность усилить эту работу. В частности, где-то до 5 миллионов долларов хозяйства холдинга готовятся инвестировать в приобретение новой агротехники, такой как тракторы, комбайны, опрыскиватели и тому подобное.

Какие направления наиболее перспективные для инвестирования?

— С точки зрения экономики и изменения климата у нас уже есть такой проект — инвестируем в расширение системы орошения полей. Это очень важные и нужные инвестиции. Кстати говоря, из-за меняющихся погодных условий– потепления и сокращения осадков — занимаемся в том числе пересмотром структуры посевных(посадочных) площадей в сторону увеличения технических культур. Мы долго держались в рамках традиционных технологических карт, которые рекомендовали отдавать под подсолнечник до 15-18% (30% от) в структуре (площадей), но сегодня из-за изменения климата кукуруза и ячмень не дают хорошего и устойчивого финансового результата, поэтому за счет снижения площадей под этими культурами, добавляем посевы подсолнечника до 30-35% .

Сейчас детализируем и готовим к реализации вместе с немецким инвестором проект, стоимостью в несколько миллионов евро в сегменте свиноводства. На мой взгляд это тоже перспективное направление.  У нас  планы по расширению свиноводства за счет освобождающихся площадей молочных ферм на базе агрофирмы «Дружба-Казначеевка». 

К вопросу о молочных фермах. И эксперты и аграрии в один голос говорят о низкой рентабельности отрасли КРС в целом, поскольку она ориентирована на сокращающийся внутренний рынок и низкую платежеспособность населения.

— Это правда. Мы уже приступили к реализации проект по оптимизации финансовых и трудозатрат в содержание КРС. У нас на сегодняшний день фермы держат несколько хозяйств, мы же планируем сосредоточить эту отрасль на двух базовых хозяйствах — Агрофирма им. Горького и «Чумаки». Тут много причин, кроме уже названных,  появляется и проблема человеческого фактора. Мы, собственно говоря, держали эти фермы сразу в нескольких хозяйствах, чтобы сохранить рабочие места для местных жителей. Однако, сегодня вопрос остро стоит уже в другой плоскости – трудно найти работников, желающих заниматься этим нелегким трудом на фермах. Вообще, нехватка квалифицированных рабочих рук в селе становится серьезной долгосрочной тенденцией. Украина превращается в страну-донор для Запада не только по природным ресурсам, но и по трудовым ресурсам, отток специалистов из села растет. Не зря же нам так легко и быстро дали безвиз. Европе нужны наши рабочие руки. Вот как раз ориентируясь на все эти политические и экономические тенденции, мы и взяли курс на оптимизацию хозяйств холдинга. И конечно готовимся к рынку земли. Уверен, что  в ближайшие годы самые главные инвестиции в украинский агросектор будут именно в землю.И как  вы готовитесь?

На самом деле, принципиально важно – обрабатываешь ты собственную землю или арендную. Нет, это конечно не говорит о том, что мы как-то неправильно относимся к арендованной земле. Наоборот — экологичность хозяйствования и бережное отношение к земельным ресурсам — это один из креугольных принципов Ристон Холдинга. Но нередки случаи, когда мы системно вносим удобрения, качественно обрабатываем землю – то есть несем расходы, а пайщик по истечению срока договора забирает свой участок. И в таком случае его доходы на протяжении нескольких последующих лет – это наши вложенные в землю расходы. Вы же понимаете, что для нас такая ситуация и не логична и не разумна с точки зрения экономики. Я убежден, что любые инвестиции в землю должны иметь перед собой долгосрочную перспективу.

Как это будет на практике?

— Как я себе представляю эту ситуацию с открытием земельного рынка, серьезные банки формата ЕБРР и Мирового Банка, будут отбирать среди аграрных холдингов надежных партнеров, соответствующих банковским параметрам и достаточно жестким требованиям. Такие партнеры получат финансовый ресурс для приобретения земли на понятных условиях и под понятный процент. Мы к таким переговорам готовимся и аргументировано рассчитываем на их успешность. Тогда хозяйства холдинга смогут предложить своим пайщикам привлекательные условия выкупа земельных наделов, имея доступ к европейской кредитной линии.

Что касается каких-либо ограничений в законе о рынке земли, то имея опыт работы в Раде я уверен, что нынешнюю редакцию принимали с политической целью — сбить первоначальное возбуждение и недовольства. А ближе к его запуску в закон неизбежно внесут изменения относительно максимального размера земельных участков. Иначе это будет не рынок земли, а пародия на него. В любом случае, к запуску земельного рынка нужно серьезно готовиться и для нашего холдинга этот вопрос является приоритетным.

Мы знаем, что на отдельные предприятия Ристон Холдинга в настоящее время осуществляется рейдерская атака. Это сильно сказалось на финансовых результатах года?

— Нет. Вы же знаете, что рейдерству подвергся узкий сегмент холдинга – мукомольное и хлебное производство, ориентированные на внутренний рынок. Так получилось, что финансовые проблемы появились как раз у рейдеров – цены на сырье существенно выросли, а цены на продукцию переработки, во-первых, имеют меньшую возможность роста, во-вторых, сильно запаздывая по времени — с лагом в несколько месяцев. Плюс к этому общее падение спроса и сокращение продаж на внутреннем продовольственном  рынке. В рамках холдинга мы использовали внутренние механизмы перераспределения сырья и финансов. Это обеспечивало стабильность и эффективность предприятия. Вне холдинга двум отдельно взятым предприятиям придется заползать в долги без перспективы возврата. Такова сегодняшняя конъюнктура рынка, и как это не парадоксально прозвучит, но временное отсутствие двух предприятий на данный момент даже сработало холдингу в плюс. Конечно мы оба предприятия обязательно вернем, правовые методы в нашей стране хоть медленно и с большим скрипом, но работают. Но  что меня по-настоящему тревожит, так это опасения реального сценария, по которому рейдеры перестанут дотировать убыточные для них захваченные предприятия и порежут их на металлолом. Как раз сейчас мы активно и занимаемся тем, чтобы ускорить правовые процедуры, чтобы рейдеры не раскурочили предприятия, в модернизацию которых холдинг вложил немалые средства и вывел его в лидеры Приднепровья.